Модели поведения: инфантил, заботливый, виктим, агрессор ...

Модели поведения: инфантил, заботливый, виктим, агрессор

Принципиальное отличие решительных и нерешительных квадр - модели поведения

Информация, представленная ниже, взята из сети. Она представляет собой описание общих тенденций в ролях: агрессор/виктим, заботливый/инфантил. Агрессоры и виктимы в данном тексте подразумеваются преимущественно второй квадры, но, в целом, передают суть этого типа отношений.


  1. Решительные сенсорики - "агрессивные" или "охотники" (Жуков, Горький, Наполеон, Драйзер).
  2. Решительные интуиты - "виктимные" или "жертвы" (Есенин, Гамлет, Бальзак, Джек Лондон)
  3. Рассудительные сенсорики - "заботливые" или "отец-мать" (Гюго, Дюма, Штирлиц, Габен)
  4. Рассудительные интуиты - "инфантильные" или "сын-дочь" (Робеспьер, Дон Кихот, Достоевский, Гексли)

  • "трагические жертвы" - бетанские виктимы 
  • "комические жертвы" - гаммийские виктимы


Агрессоры: я крут, раз могу это сделать, получить, обладать, достать 

Виктимы: я крут, раз могу выдержать всё, что со мной происходит 

Заботливые: я забочусь о других, поэтому я хорош и нужен

Инфантилы: я хорош и нужен, раз обо мне заботятся 


Несколько слов о том, в чём различие между агрессорами и заботливыми.
Всё, разумеется, очень схематично и условно и верно лишь в плане тенденций, а в каждом конкретном случае может быть и не так, с учётом индивидуальных особенностей и личного опыта. 

Сочетаемые пары

Агрессор
даёт понять партнёру информацию "Я хочу".  В паре агрессор-виктим виктим даёт понять ответную информацию "я тоже".  Для пары агрессор-виктим естественно принимать совместные решения в ситуации "противоборства". Если желания виктима существенно противоречат желаниям агрессора, виктим их отстаивает, не ощущая дискомфорта. 

Заботливый даёт понять партнёру "Ты хочешь?".  В паре заботливый-инфантил инфантил даёт понять "да, я хочу"
Для пары заботливый-инфантил естественно принимать совместные решения, "осторожно сближая позиции". Инфантил воспринимает противоборство желаний как признак отсутствия уважения/любви.

В парах заботливый-инфантил, агрессор-виктим, вопросы и информация воспринимаются правильно. 

Несочетаемые пары

В паре агрессор-инфантил инфантил чувствует, что его желания игнорируют, ими не интересуются, будто имеют значение лишь желания партнёра. У него может возникнуть ощущение принуждения (и у агрессора может возникнуть ощущение, что он принуждает партнёра, принуждает по-настоящему, а не в игре, что, разумеется, неприемлемо).

Агрессоры вопреки своей природе начинают пытаться проявлять заботу, когда долго и тесно общаются с инфантильными интуитами. "Запрос" инфантила на заботу вызывает у агрессора недоумение с некоторой долей раздражения. На потребности инфантила Цезарь раздражённо заявит: "Ну что ты, как ребёнок?" . А Македонский жёстко проконстатирует: "Ты какая-то несамостоятельная"
Затем агрессор понимает, что с инфантилами посредством опеки найти общий язык гораздо проще, и, переступая через себя, начинают имитировать внимание (происходить это может лишь в случае крайней необходимости, так как является противоестественным для агрессоров поведением, важно отметить, что осуществляется именно вынужденная имитация, а не магическое возникновение заботы из неоткуда).

В паре заботливый-виктим виктим не получает нужную ему информацию о том, чего желает его партнёр, поэтому пытается как-то сподвигнуть партнёра выдать заветное "я хочу", что для заботливого, вероятно, выглядит, как попытка виктима снять с себя ответственность за общее решение.

Аналогично заботливые сенсорики становятся вынуждены вести себя более агресивно (хотя им это совершенно не свойственно и приносит существенный дискомфорт), когда долго общаются с виктимными интуитами.
У моей знакомой Гюго дочь - Есенин. Так эта Гюго вынуждена регулярно "давить" на дочь, потому как иначе, чем с помощью волевой сенсорики, виктима ничего не заставишь делать. У заботливого это тоже вызывает недоумение: "Ну почему ты заставляешь меня повышать на тебя голос? Что, по-хорошему нельзя сделать?"
Разница между сочетаемыми и несочетаемыми парами со стороны выглядит несущественной, но многим людям она доставила немало серьёзных неудобств. 

Агрессоры и виктимы

Виктимы, «жертвы» (своевременность).

Виктимы стремятся подстраиваться под партнёра, ожидая от них указаний, наставлений, упрёков. Играют в жертву, которая то демонстрирует подчинённость, то пытается вырваться из-под контроля. Они врождённые провокаторы: нередко совершают поступки, за которые их одёргивают и упрекают (Зачастую делают они это неосознанно, то есть, стоит их обвинить в намеренной провокации, как у них в удивлении округлятся глаза).

Виктим плачет в двух случаях: 1) его кто-то обидел 2) ему от вас что-то нужно.

Если вы встретили плачущего виктима, то путей к оступлению у вас нет, если вы срочно не пообещаете набить морду всем врагам виктима и не скормите ему вкусную кофетку, то он вам это когда-нибудь обязательно припомнит. Лет через сто. На том свете.
Виктим - провокатор. При этом сильный провокатор, так что если провоцируемый окажется слабее, его размажет по стенке, потому только с агрессорами и возможен полный комфорт. Ну и для агрессоров то же самое: они воспринимают окружающих как способных вести игру "кто кого", и когда окружающие оказываются не в состоянии - их опять же размазывает по стенке. А сдерживающийся агрессор - зрелище такое же неловкое, как послушный виктим.
 
В виктиме всегда присутствует какой-то надрыв, надлом. Даже те из виктимов, кто может с лёгкостью постоять за себя, всё равно заметны именно, как виктимы. Их не назовёшь слабыми и хрупкими, однако в них есть тот самый маячок, который говорит агрессору: "Хватай!". Виктим в принципе может выжить в тяжёлых условиях, может научиться защищать себя, но при этом, особенно в тяжёлых условиях, он будет подсознательно искать того, кто возьмёт ответственность за его жизнь на себя. Агрессор встроится в тяжёлые условия жизни без особенных жалоб, у него не будет постоянного осознания "этого не должно происходить со мной". У виктима - будет.

И у виктимов, и у агрессоров на тонком уровне постоянно включено сканирование пространства. Но если виктим ищет физической защиты и физического доминирования над собой, то агрессор ищет того же в сфере эмоций, в отличие от инфантилов и заботливых, для которых главное - не иерархия, а комфорт, как физический, так и душевный.

В отличие от агрессоров в критической ситуации виктимам крайне тяжело решиться принять ответственность на себя. Они умеют это делать, но обычно - самой дорогой ценой, в то время как для агрессоров спасать мир, в общем-то - единственная подходящая профессия. Агрессоры ощущают прилив сил именно там, где всё зависит именно от них, когда именно им нужно пойти и сделать то невозможное, на что никто не способен. Виктимы тоже спасают мир, но зажав себя в кулак и стиснув зубы с мыслью "да, я сделаю это, а потом умру, и вы все будете рыдать на моей могиле и думать о том, как не уберегли свою самую великую драгоценность".
Виктим так или иначе всегда оказывается чьей-то жертвой. Агрессор обычно в первую очередь думает, что "сам дурак" - не туда полез, не с тем связался. 

Агрессоры, «охотники» (контроль территории)

Агрессоры (охотники) стремятся к доминированию, в том числе в личных отношениях. Отношения строят на соперничестве и борьбе. Проявляют надменность и неприязнь к человечески слабостям.

Агрессор может плакать лишь в ситуациях состояния отчаяния и злости. И вовсе не для того, чтобы его пожалели, как это делают виктимы. Утешать плачущего агрессора травмоопасно. Приведите к нему плачущего виктима: они сами разберутся.

Виктимо-агрессорские отношения всегда являются отношениями хищника и добычи.

Агрессор в свойственной ему манере предлагает себя как есть, со всеми своими достоинствами и недостатками. И предполагается, что виктим должен оценить эту смелость и прямолинейность. В мире агрессоров и виктимов не место долгим, красивым и утомительным ухаживаниям. Для возникновения сексуального влечения агрессору необходимо получать отклик от виктима, что он его достоин.

Есть у агрессоров (по крайней мере, у агрессоров Беты) такая особенность: неподдающееся контролю желание защитить виктима. Виктима не любого, конечно, а "своего". При этом критерий "свой - не свой" определяется по каким-то метафизическим параметрам. Иногда, чтобы "присвоить" виктима, достаточно постоять рядом с ним несколько секунд. Мистика...
 
Когда виктим "чует" агрессора, тоже возникают неподдающиеся контролю желания - например, желание подчиняться. 

Заботливые и инфантилы

Заботливые, «родители» (освоение территории)

Заботливые — мягкие, склонные опекать, защищать, поддерживать партнёра. Стремятся быть более опытными в повседневных делах, но к власти не стремятся. 

Главная доминанта жизни заботливого - комфорт. В первую очередь его личный комфорт. Сначала эстетически-материальный (чисто, красиво, вкусно, аккуратно), затем эмоционально-психологический (спокойно, безопасно, приятно, мило, уютно).

Т.е. суть заботливости заботливого не в том, что он весь такой жертвенный, жизни себе представить не может, чтобы не накормить голодного инфантила, не убрать в чужой квартире, не погладить по голове страждущего и.т.д.
Дело абсолютно и решительно не в этом. Вся деятельность заботливого нацелена на поддержание вокруг себя той среды, которая ему самому будет комфортна.

И вся прелесть взаимодействия заботливого с инфантилами заключается в том, что инфантилы могут быть очень трогательно благодарны за такую заботу, в то время как те же виктимы могут возмутиться. 
Хотя инфантилы тоже могут возмущаться, но они это делают куда менее надрывно и агрессивно, и стоит их вкусно накормить, как они тут же познают "вселенскую сущность комфорта" и проникнутся к заботливому доверием.

К примеру, трудоголизм Штирлица вовсе не на том строится, чтоб убить себя об работу. Ему просто приятно, когда он занят делом и все остальные тоже заняты делом, и дело приносит результаты. Он видит в этом гармонию вселенной, ему это приносит огромное удовольствие.
И, кстати, именно понятием "комфорта" обуславливается тот соционический парадокс, что далеко не все заботливые, в расхождение с мифом, так уж обожают готовить или убирать. Запросто может быть так, что человек по ТИМУ заботливый, а понятие его личного комфорта у него в силу каких-то внешних факторов и моментов воспитания не стыкуется с картинкой себя-любимого, драящего квартиру или готовящего на всю семью. И тогда он будет лежать на диване или вышивать крестиком (в своем индивидуально комфортном углу) или вообще уедет в Гималаи и будет там себе строить свой "комфорт", как он его понимает.

Для заботливого кажутся дикостью любые действия, которые идут в разрез с его личным комфортом и комфортом окружающих, опять-таки, как он его понимает. 

В интиме для заботливого наиболее важны всё те же физический и эмоциональный комфорт. Физические ощущения доминируют для заботливых. Причём они могут находить у физических ощущений массу оттенков. Заботливым нравится поощрять эксперименты и поиск инфантилов, которые обычно говорят: "давай попробуем то, давай попробуем это". Иногда заботливые и сами могут в поиске гармонизации своей сексуальной жизни мягко предложить инфантилу еще что-нибудь, и.т.д.

Инфантильные, «дети» (прозрение)

Инфантильные проявляют качества ребёнка — непосредственность, любознательность, фантазирование. Часто выбирают роль неопытного партнёра, с одной стороны осторожного, с другой стороны — стремящегося попробовать в жизни всё. 

Инфантилы по сравнению с виктимами всегда кажутся менее серьёзными и менее надёжными. 
Кажется, что они могут отвлечься от цели в любой момент из-за того, что перед ними встал серьёзный этический конфликт. Стоит ли мир слезы ребёнка - это к ним. Они вообще вместе с заботливыми куда больше озабочены обустройством мира и наполнением его приятными и полезными вещами, а не каким-то там спасением. Спасение мира в их исполнении куда более локально и значительно менее пафосно. 

Инфантилы  играют в ту же игру, что виктимы, но с совершенно другой установкой: что уж их-то точно не тронут, как бы далеко они не зашли. И, да - что о них позаботятся

Инфантил - это человек, который не хочет иметь ограничений. Человек, для которого свобода выбора - во главе угла. Инфантилом он называется не потому, что не может постоять за себя, отвечать за себя или нуждается в том, чтобы его постоянно гладили по головке. Инфантилом он называется потому, что его разум подобен разуму ребенка, который познает мир. Он пытлив, терпеть не может запреты и чёткие схемы, жаждет новых впечатлений и ему быстро наскучивают старые и понятные.

Инфантилу необходимо постоянное движение, ему хочется нарушать законы и правила не потому что "я один против вас всех" (как виктим), а потому, что "а вдруг за ними что-то там еще есть вкусное?"
Сутью инфантила является постоянный поиск новых "вкусностей", как буквально, так и в метафорическом смысле. И любые жёсткие ограничения, и даже ограничения формальные и нежёсткие для инфантила кажутся таковыми. Поэтому частенько именно инфантилы больше всех не любят всяческие типологии и прочие инструменты категоризации. В силу своих внутренних установок они не умеют этими инструментами пользоваться и почти сразу же априори воспринимают их как средство ограничения в большей степени, чем способ познания мира. 

Соционический миф частенько приравнивает инфантилов к инфантилам социальным, т.е. людям, которые сами себя накормить не могут или одеть прилично и.т.д.

Видите ли, в чём дело, инфантил может просто считать дресс-код и моду "ограничением", и поэтому принципиально будет одеваться "как Бог на душу положит", а точнее, что первое под руку попадётся, а в отдельных случаях инфантилом даже паспорт может восприниматься, как ограничение. А суп из гречки, куриного бульона, кетчупа, майонеза и.т.д. он может считать интересным кулинарным экспериментом.

Но если инфантил находится процессе "пробования на зуб", скажем, такого понятия, как "мода" или "поварское искусство", то вполне вероятно, что он придумает какой-нибудь новаторский стиль в одежде или, допустим, найдёт удивительное и неожиданное вкусовое сочетание, и так далее и тому подобное.

У инфантилов есть проблемы с ощущением личного пространства, как своего, так и чужого. Границы для них тоже ограничения, поэтому они предпочитают, чтобы их вовсе не было.
Для них любое чёткое распределение ролей в чём угодно - это постоянный зуд на тему "а вдруг я чего-то лишаюсь???"

Тут опять-таки можно увидеть сходство с ребёнком. Стоит инфантилу что-то запретить, и он тотчас решит, что это надо обязательно сделать.

Еще раз подчеркну разницу между инфантилом и виктимом. Она на первый взгляд по проявлениям мало заметна, но по мотивации огромна. Виктим живёт в мире законов и правил, и нарушает их, зная о них. Т.е. он их признаёт и нарушает. Потому что либо хочет бессознательно стать жертвой системы, но руководствуется посылом "лучше умереть стоя, чем жить на коленях", либо же он считает себя законом, который выше этих законов. Т.е. тут всегда идёт бодание на уровне иерархии.
А Инфантил в эти законы просто не верит. Порой он их даже вовсе не замечает. 

Инфантил может, если хочет, быть и выносливым, и самостоятельным, и ответственным и.т.д. И, в целом, вместе с жизненным опытом, он, разумеется, социализируется, и признает тот факт, что ходить на красный свет опасно (но ему порой очень хочется) и надо мыть руки перед едой. Инфантил может, к примеру, счесть сферой "поиска вкусного" сферу виктимо-агрессорских отношений и начать "играть в агрессора" или "играть в виктима". 

Инфантилу важно услышать "А теперь ты меня догоняй!" , когда он наиграется. Это не серьезно, это игра, а значит, в любой момент можно все поменять, переиграть. Ограничений нет.

Подытожим.

Заботливый может быть эгоистичен и ленив, и совсем не обязательно несётся спасать, кормить, лечить и одевать всякого, кого сочтёт в этом нуждающимся.

Заботливый может спокойно жить в бардаке и питаться простой пищей, просто потому что она по каким-то причинам совпадает с его представлениями о комфорте. Заботливый далеко не всегда обязательно добр и вообще согласен играть роль "мамочки".

Романтика агрессоров и виктимов - это стихия.

Это пыл, жертва, борьба. Это не идеалистичность и не стандартное определение счастливой семьи, это смерть, подворотни, заснеженный двор, пыльные страницы. Что-то, что сильнее нас, неизбежное, преследующее тоской и ветром, пока мы одиноки. Это незащищенность агрессора, это бесстрашие виктима, это что-то глубокое и тёмное. Когда ты смотришь ночью в окно на прорезающий туман свет фонарей, а я рядом, но в тени, не прикасаясь и не вмешиваясь, не подбирая поблескивающих осколков с пола. Когда я не могу сдержать слёз, сползая вниз по стене, а ты не произносишь ни слова, садясь рядом и позволяя вцепиться в предплечье до крови. И это интимно до такой степени, что становится просто непонятным тем, кто не испытывает такого же противостояния с самим собой. Наша романтика - это быть громоотводом для любимого.

Инфантильность в соционической трактовке выглядит как доброжелательное, благодарное отношение к тому, кто о тебе заботится.

Инфантильные "на шею" не садятся, не капризничают, как это делают виктимы.
У виктимов наблюдается цыганское отношение к тому, кто о них заботится. Известно, что цыгане презирают того, кто помогает им материально и ведёт себя с ними участливо - считают таких людей лохами. Тех же, кто с ними суров - уважают.
Инфантильные с благодарностью принимают заботу. Тем и привлекают своих участливых и добрых дуалов.
Детское же поведение скорее свойственно "вечным подросткам" - виктимным типам из второй квадры.
Если вторая квадра это "подростки-драчуны", то третьтя квадра это "юноши-максималисты". Что-то в этом духе. То же провоцирующее поведение, только уже в завуалированной форме."

Из сети


Вернуться обратно
ОПУБЛИКОВАТЬ В СОЦ.СЕТЯХ
...